...

Как поморы, придя на Кольский полуостров, изменили его природу?

Цветущие пришельцы

В лодках, на подошвах сапог и с пищей – так попадали они на Кольский полуостров

Вот интересно, каким был Кольский полуостров триста, пятьсот или даже тысячу лет назад? Не то, как выглядели поселения, жилые постройки, быт людей, а то, что из себя представляла окружающая их природа. Какие растения цвели и пахли на сопках, в лесах, на болотах, на берегу моря? Какие плодоносили на поморских огородах? В учебниках истории об этом рассказывается скудно, больше о вражеских набегах и сражениях.

Что-то можно узнать из монастырских летописей, изучая описи, содержащие перечень податей и сборов – какой хозяин чего и сколько вырастил и сдал. Но и там сведений немного.

Кашкаранцы.

Ответить на эти вопросы решила команда ученых из трех научных учреждений под руководством нашего земляка, коренного помора Михаила Кожина. Они занялись исследованием, которое находится на стыке истории, ботаники и географии, – изучая природу Кольского Заполярья, выясняют, какие растения являются коренными жителями этих мест, а какие пришельцами, занесенными сюда различными путями. Их работа поддержана региональным грантом Русского географического общества.

Михаил Кожин.

Растения не могут говорить?

А если прислушаться, приглядеться? Обычному человеку вид какого-нибудь лютика или былинки иван-чая ничего не скажет – растет себе и растет. Человеку, получившему специальное образование, изучившему немало трудов предшественников-ботаников, под силу узнать многое и сделать открытия.

Иван-чаевый луг на месте поморской тони.

Михаил Кожин родился и окончил школу в Умбе. Уже в старших классах занимался исследованиями по экологии и биологии, участвовал в олимпиадах, в молодежных научных конференциях. Поступил в МГУ на географический факультет, где учился на кафедре биогеографии. Окончил с отличием, а вскоре был зачислен в аспирантуру биологического факультета МГУ, защитил кандидатскую диссертацию. С 2008 года – член Русского географического общества.

Связи с малой родиной не потерял. В прошлые годы, работая доцентом биологического факультета МГУ, Михаил ежегодно привозил десятки студентов в Мурманскую область для прохождения полевой зональной практики. Ребята побывали в Хибинах, на островах в Порьей губе, Оленьего и Лувеньгского архипелагов, входящих в состав Кандалакшского заповедника, где исследовали местную флору и собирали гербарий.

Сегодня он старший научный сотрудник Полярно-альпийского ботанического сада-института и Института промышленной экологии Севера Кольского научного центра, автор десятков научных работ. Объект его профессионального интереса – растительный мир Кольского полуострова во всем его разнообразии. Почти все лето он провел в поездках по региону.

Занявшись нынешним исследованием, находящимся на стыке ботаники, истории и географии, ученые стремятся выяснить, как поморы, придя на Кольский полуостров, постепенно, сами того не сознавая, изменили его природу.

Действовали ученые тремя группами по одному-два человека в разных уголках Терского берега.

– Этим летом полевые ботанические работы проведены от Порьей губы до Поноя.

Наиболее детальными исследованиями охвачены Порья губа, Кузрека, Кашкаранцы, Чаваньга и Сосновка. Эти места были выбраны неспроста: деревни отличаются по форме хозяйственной деятельности и истории своего существования. К примеру, деревня Порья Губа была расселена в 1965 году и сейчас полностью заброшена. В Чаваньгу нет прямых дорог, и антропогенное влияние на природу там меньше, чем, например, в Умбе.

Сосновка заинтересовала по той же причине, но она еще более труднодоступна.

Аборигены и мигранты

Глядя на луга, расположенные почти на линии Северного полярного круга, кажется, что все растения здесь привычны для Беломорья, росли здесь всегда. Однако это не так.

– Какие-то привезли сами поморы как культурные или кормовые, к примеру, с архангельского берега, семена каких-то попали сюда случайно, зацепившись за грузы или с привозным сеном. Одни растения погибли, не справившись с северным климатом, другие выжили, преобразив наши северные пейзажи, – рассказал Михаил Кожин.

На разнотравных лугах встречаются как заносные виды, так и аборигенные, то есть местные. К примеру, там часто растет как лютик едкий, вид заносный, так и лютик многоцветковый, который является местным.

– А вот звездчатка пушисточашечковая. Она считалась редкой и была отмечена на Кольском полуострове только на берегу Лумбовского залива и в устье Поноя. И никто не мог понять, откуда она здесь взялась. Позже выяснилось, что это нередкое на Беломорском побережье растение, а попало сюда впервые, вероятно, с поморами из более южных регионов, например, из Архангельской области.

История расселения растений интересна и многообразна. За сотни лет на Кольский Север в результате деятельности человека разными путями проникло более пятисот заносных видов, однако, какова была роль поморов в этом обогащении, ученым еще предстоит установить.

– Мы приходим на луг и видим, какие здесь сейчас есть растения. Исходя из состава и того, как они распределены, можно понять, что здесь располагалось ранее – изба, дорога или коровье пастбище, – пояснил Михаил.

Таким образом, как считает ученый, можно понять, где и какие поселения, рыбацкие тони располагались в течение двух-трех последних веков.

Полевые работы по изучению флоры Терского берега продолжались до сентября, затем наступил период обработки полученных материалов. Предполагается, что результатом экспедиций станет цикл статей, а следующей весной в Кольском научном центре РАН пройдет семинар, посвященный этой увлекательной теме.

Мурманский вестник автор статьи и фото: Сергей Юдков.